Главная | Легендарные герои человечества - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ...Серые Врата... » .::Загадки человечества::. » Легендарные герои человечества
Легендарные герои человечества
ТарошаДата: Среда, 04.06.2008, 15:07 | Сообщение # 1
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline

Король Артур
Бритты, племена кельтского происхождения, обитали ещё со времён глубокой древности на острове Альбионе - в Британии. В I веке до нашей эры римляне завоевали Британию. Она стала римской провинцией, но бритты во многом сохранили свою самобытность, свой язык, верования и общественный уклад.

В начале V века римляне отозвали из Британии свои легионы. Вскоре после этого в Британию начали вторгаться германские племена англов и саксов. Англы и саксы, жившие на севере нынешней Германии и Дании, переплывали Немецкое море на кораблях и высаживались на южном и восточном побережьях Альбиона.

Артур упоминается в старинных летописях как храбрый воин, предводитель бриттов в их борьбе за независимость. В начале VI века он одержал победу над англосаксонскими завоевателями при горе Бадон.

«Вот об этом Артуре, - говорится в одной летописи XII века, - британцы сложили многие легенды и с любовью рассказывают о нём и поныне. Истинно был он достоин, чтобы подвигам его было воздано должное не в досужих вымыслах, но в подлинной истории».

Артур был убит в битве, но британский народ наделил бессмертием своего любимого героя. Возникла легенда о том, что Артур когда-нибудь вернётся, не умер он, а живёт в волшебном царстве фей.

Британские кельты были побеждены в тяжёлой борьбе.

Лишь на западе острова Альбиона, в Корнуолле и Уэльсе, и на севере, в Шотландии, кельты сохранили свою независимость. Многие бежали через море на континент. Побережье, где обосновались бритты, получило название Бретани (на северо-западе нынешней Франции). Из Бретани легенды о короле Артуре бретонские певцы занесли в глубь Франции.

Один учёный кельт, живший в Англии, Гальфрид Монмаутский, написал в начале XII века на латинском языке легендарно-сказочную «Историю королей Британии». Артур изображён в ней, наподобие Карла Великого, как могущественный король, владетель огромного государства. Рассказывает Гальфрид Монмаутский и о волшебнике Мерлине, и о фее Моргане, и о сказочном острове Авалоне. «История королей Британии» имела большой успех и была переведена на французский и другие языки.

Древние герои кельтских легенд в романах ведут себя как учтивые рыцари, знакомые с придворными обычаями, носят французские имена. Подробно и точно, с большим знанием дела, описываются одежды, вооружение, турниры и поединки, замки того времени, когда создавались романы. Эти романы получили название бретонских.


Наибольшую известность приобрели рыцарские романы о короле Артуре и его рыцарях. В романах Артуровского цикла изображается содружество рыцарей Круглого стола с благородной целью защиты слабых и обиженных. Содружество рыцарей Круглого стола - поэтический вымысел, но вымысел этот вошёл в число знаменитейших легенд.

Английские поэты вслед за французскими начали слагать стихотворные романы о короле Артуре и его рыцарях на своём родном языке. Примерно в XIV веке появилась замечательная поэма неизвестного автора «Сэр Гавейн и Зелёный рыцарь».

Король Артур - герой обширного цикла средневековых сказаний, зародившихся в Британии и распространившихся по всей Европе. Историческим прототипом легендарного короля был кельтский военный вождь Артур, живший в V-VI веках и одержавший несколько побед над саксами, завоевавшими Британию (кельты - более древнее население Британии). Он не раз упоминается в исторических хрониках, известно, что под предводительством Артура кельты разбили саксов в битве при Маунт-Бадоне.

Храбрейшие и благороднейшие рыцари Британии стали стремиться поступить на службу к Артуру. "Он начал увеличивать число своих приближенных и заводить такую утонченность у себя во дворце, что внушил далеко отстоящим народам желание соперничать с ним во всем этом". Рыцари всего мира стали подражать рыцарям короля Артура, и "всякий отличавшийся знатностью муж почитал себя за ничто, если не обладал платьем, доспехами, вооружением точно такими, как у окружавших названного короля". Рыцари короля Артура храбро сражались с врагами и верно служили дамам. "Женщины удостаивали своей любовью только того, кто в воинских состязаниях не менее чем трижды выходил победителем". Каждый рыцарь стремился заслужить любовь, и это "побуждало его к наивысшему душевному благородству". В "Истории бриттов" описываются не только бои, но и турниры, на которых рыцари соревнуются в воинском искусстве "без ссор и беззлобно".

В сказаниях о короле Артуре прослеживаются и мифологические мотивы. Противостояние Артура и Мордреда некоторые исследователи истолковывают как мифологическое противостояние света и тьмы, отождествляя Мордреда с кельтским божеством преисподней Медру-Мидиром. Во многих сказаниях большую роль играет покровительствующий Артуру волшебник Мерлин и враждебная им обоим фея Моргана, образ которой связан с кельтской богиней войны и смерти Морриган.Артур в сказаниях предстает владельцем волшебных, магических предметов: котла, способного накормить целое войско, плаща-невидимки, непобедимого меча по имени Эскалибур и ножен, исцеляющих раны. Замок Артура Камелот в сказаниях изображается как мифический "центр мира".

В ХV веке английский писатель Томас Мэлори собрал все известные сказания и литературные произведения о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола и создал объемный роман "Смерть Артура", изданный в 1485 году английским первопечатником Кекстоном. Роман Мэлори послужил основным источником для писателей нового времени, писавших о короле Артуре, У. Морриса, А. Теннисона и других. Томас Мэлори заканчивает свою книгу описанием таинственной местности, где погребен король Артур, и приводит загадочную надпись на его надгробном камне: "Здесь лежит Артур, король Былого и Грядущего".


Геракл
Геракл, в греческой мифологии величайший из героев, сын Зевса и смертной женщины Алкмены. Зевсу был необходим смертный герой для победы над гигантами, и он решил родить Геракла. Лучшие наставники обучали Геракла различным искусствам, борьбе, стрельбе из лука. Зевс хотел, чтобы Геракл стал правителем Микен или Тиринфа, ключевых крепостей на подходах к Аргосу, но ревнивая Гера расстроила его планы. Она поразила Геракла безумием, в припадке которого тот убил жену и трех своих сыновей. Во искупление тяжкой вины герой должен был двенадцать лет служить Эврисфею, царю Тиринфа и Микен, после чего ему было даровано бессмертие.
Наиболее известен цикл сказаний о двенадцати подвигах Геракла. Первый подвиг состоял в добыче шкуры немейского льва, которого Гераклу пришлось задушить голыми руками. Победив льва, герой выделал его шкуру и носил как трофей.
Следующим подвигом стала победа над гидрой, священной девятиголовой змеей Геры. Чудище обитало в болоте близ Лерны, недалеко от Аргоса. Трудность состояла в том, что вместо отрубленной героем головы у гидры тут же вырастали две новые. С помощью своего племянника Иолая Геракл осилил свирепую лернейскую гидру — юноша прижигал шею каждой отрубленной героем головы. Правда, подвиг не был засчитан Эврисфеем, так как Гераклу помогал племянник. Следующий подвиг не был таким кровавым. Гераклу следовало изловить керинейскую лань, священное животное Артемиды. Затем герой поймал эриманфского вепря, который опустошал поля Аркадии. При этом случайно погиб мудрый кентавр Хирон. Пятым подвигом стала очистка Авгиевых конюшен от навоза, что герой сделал за один день, направив в них воды ближайшей реки. Последним из подвигов, совершенных Гераклом на Пелопоннесе, было изгнание стимфалийских птиц с остроконечными железными перьями. Зловещие птицы испугались медных трещоток, изготовленных Гефестом и дарованных Гераклу благосклонной к нему богиней Афиной. Седьмым подвигом была поимка свирепого быка, которого Минос, царь Крита, отказался принести в жертву богу моря Посейдону. Бык совокупился с женой Миноса Пасифаей. которая родила от него Минотавра, человека с бычьей головой. Восьмой подвиг Геракл совершил во Фракии, где подчинил своей власти кобылиц-людоедок царя Диомеда. Оставшиеся четыре подвига были иного рода. Эврисфей приказал Гераклу добыть пояс царицы воинственных амазонок Ипполиты. Затем герой похитил и доставил в Микены коров трехголового великана Гериона. После этого Геракл принес Эврисфею золотые яблоки Гесперид, для чего ему пришлось задушить великана Антея и обмануть Атланта, держащего на своих плечах небосвод. Последний подвиг Геракла — путешествие в царство мертвых — был самым многотрудным. При содействии царицы подземного мира Персефоны герой смог вывести оттуда и доставить в Тиринф трехголового пса Кербера (Цербера), стража преисподней. Конец Геракла был ужасен. Герой погиб в страшных муках, надев рубашку, которую его жена Деянира, по совету умирающего от руки Геракла кентавра Несса, омочила ядовитой кровью этого получеловека-полуконя. Когда герой из последних сил взошел на погребальный костер, с небес ударила багряная молния и Зевс принял сына в сонм бессмертных. Некоторые подвиги Геракла увековечены в названиях созвездий. Например, созвездие Льва — в память о немейском льве, созвездие Рака напоминает об огромном раке Каркине, посланной Герой в помощь лернейской гидре. В римской мифологии Гераклу соответствует Геркулес.

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 14:27 | Сообщение # 2
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline

Илья Муромец Илья Муровец. Илья Мурович. Илья Муравлении. Илья Моровленин, Ильюша, Ильюшка, Ильюшёнька. Ильюшунька, Илюха, Илёйко, Илеюшка, Елёика, Илья Иванович, Илья сын Иванович, Илья свет Иванович, Илья Иванов сын и др. — мифологизированный образ главного героя - богатыря русского былинного эпоса. Многие сюжеты, связанные с Ильей Муромцем, соединяются, контаминируются и складываются в былинный цикл. Он возглавляет всех русских богатырей и выступает как главный в троице наиболее знаменитых героев - Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович.

Именно он совершил наибольшее количество подвигов, что и дает ему право представительствовать за все русское богатырство и выступать от его имени перед князем Владимиром Красное Солнышко. В нем подчеркиваются сила, мужество, верность, надежность, трезвость, мудрость, опытность, справедливость, конструктивность многих его действий и даже известное миролюбие. Он один побивает всех врагов; его подвиги — предостережение против набегов на Киев.

Основной эпитет Ильи Муромца в былинах “старый”, “старой” (изображение седобородым стариком, едущим по полю на белом коне носит явно поздний характер) подчеркивает отнюдь не возраст, а исходит из древнего значения – “сильнейший”, “мудрейший” .

Жизненный путь Ильи Муромца проработан в былинах наиболее подробно, вплоть до мифологизирования смерти (в ряде вариантов Ильи Муромца найдя клад и отдав ею князю Владимиру, монастырям и церквам, сиротам, удаляется в киевские пещеры в “каменных горах” и там “окаменевает”, как и другие богатыри).

В своей подвижнической жизни (на заставе богатырской, в чистом поле и в темных лесах по пути в Киев, в самом Киеве или Чернигове, на Святых горах) Илья Муромец выступает или в одиночку. или в сообществе с другими богатырями. Родственные связи оттеснены, хотя изредка упоминаются родители Ильи Муромца (Иван Тимофеевич и Ефросинья Яковлевна) и даже его жена (баба Златыгорка); исключение составляют только дети Ильи Муромца — сын (Сокольник. Сокольничек, Подсокольничек) или дочь (поляница), с которыми связан особый сюжет — бой отца с сыном (или с дочерью), выступающим как незнакомый отцу богатырь - “нахвальщик” ; в ходе поединка Илья Муромец одолевает сына (или дочь) и собирается его убить, но в последний момент происходит узнавание; богатыри расходятся, но вскоре сын (или дочь) возвращается с тем, чтобы отомстить отцу за мать; победа на стороне Ильи Муромца, убивающего противника.

О “добогатырском” периоде жизни Ильи Муромца повествуют былины, посвященные его исцелению и двухэтапному получению силы. Родившись в городе Муроме, в селе Карачарове (по наиболее хрестоматийной версии), в крестьянской семье, Илья Муромец от рождения “без рук, без ног”, и поэтому он тридцать лет сидел сиднем на печи. Недуг был чудесно излечен. В отсутствие родителей приходят “две калики перехожие” (калики, убогие) и просят Илью Муромца отворить ворота; он ссылается на свою болезнь, но, когда его попросили второй раз, “выставал Илья на резвы ноги” и впустил калик в дом. Они дают ему “чару питьица медвяного” или просят принести ключевой воды и выпить ее; следствием было то, что “богатырско его сердце разгорелось... и он услышал во себе силушку великую”. Калики предрекают Илье Муромцу богатырские деяния и то, что смерть ему “на бою не писана”, тем не менее они предостерегают его от боя со Святогором, Самсоном- богатырем, с родом Микуловым (Микулы Селяниновича) и с Вольгой Сеславичем (Волхом).

После ухода калик Илья Муромец идет на отцовское поле, прогоняет с него скот, огораживает поле. На коне отправляется он в Киев ко двору князя Владимира.

В чистом поле или на Святых горах он встречается со Святогором; происходит взаимная демонстрация силы, и оказывается - Святогор сильнее. Оба богатыря становятся крестовыми братьями, разъезжают по Святым горам, останавливаются у Святогора, где его жена безуспешно пытается соблазнить Илью Муромца. Умирая, Святогор передает Илье Муромцу часть своей силу. Получив эту “вторую” силу, Илья Муромец становится подлинным богатырем.

Первый подвиг был совершен им во время первой поездки в Киев, когда Илья Муромец побеждает Соловья – разбойника. Ни змеиный шип, ни звериный рев не испугали Илью Муромца, каленой стрелой он поражает Соловья в правый глаз привязывает его к седельной луке и везет в Киев. Просьбы жены Соловья отпустить ее мужа остаются втуне. Удивившись, что все Соловьи “во единой лик”, и услышав, что Соловей женит своих детей между собой, чтобы “Соловейкин род не переводился”, Илья “прирубил у Соловья всех детушек”. По пути в Киев он совершает и другие подвиги — очищает от вражеской “силушки великой” Чернигов, мостит мосты через реку Смородину. При дворе князя Владимира Илья Муромец показывает Соловья, заставляя eго шипеть по-змеиному, реветь по- звериному. После этого он убивает Соловья.

Вслед за этим первым богатырским подвигом следуют другие. В Киеве (а иногда в Царьграде) появляется Идолище поганое и приводит в ужас князя Владимира, требуя от него “поединщика и супротивничка”. Илья Муромец идет на бой, но совершает просчет — не берет с собой булатной палицы, а берет саблю, которой не может убить Идолище (сам мотив ошибки Ильи Муромца перед ответственным испытанием достаточно характерен). В поединке Илья Муромец бивает Идолище “шапкой земли греческой”.

В варианте “Илья Мурович и чудище” действие происходит в Царьграде, куда “наехало проклятое чудишшо”, сковало царя Костянтина Атаульевича и княгиню Опраксею. Узнав об этом, Илья Муромец спешит из Киева на помощь и в единоборстве поражает чудище.

Особый цикл былин посвящен теме борьбы Ильи Муромца с татарами. Калин-царь из орды Золотой земли подошел “со своею силою поганою” к Киеву, когда там не было богатырей; он посылает к князю Владимиру татарина с “ерлыками скорописчатыми”; тот требует у князя сдать Киев-град без бою. Внезапно приехавший Илья Муромец узнает о беде и предлагает одарить Калина-царя тремя мисами — золота, серебра и жемчуга.

Илью Муромца вместе с князем, переодевшимся поваром, приходят с дарами к Калину-царю; Илья Муромец требует, чтобы татары отошли от Киева, Калин-царь приказывает связать его и “плюет Илье во ясны очи”. Тот освобождается от веревок, схватывает татарина за ноги “и зачал татарином помахивати: куды он махнет— тут улицы лежат, куды отвернет — с переулками”. Калина же он “ударил о горюч камень, расшиб его в крохи”.

Иногда вместо Калина - каря в этом сюжете выступает Батый Батыевич или Кудреванко, Бадан, Ковшей (Кощей?), Скурла.

Другой цикл былин — встреча Ильи Муромца во время своих дальних поездок (в “Индею богатую”, в “Карелу проклятую”) с разбойниками, делящими награбленную казну и покушающимися убить Илью Муромца. Илья убивает “всех разбойников, сорок тысяч подорожников”.

К циклу о поездках (“трех поездках” — традиционное эпическое число) Ильи Муромца относятся и былины о поездке с Добрыней Никитичем на Соколе-корабле, кончающиеся тем, что Илья Муромец поражает стрелой насмерть “турецкого пана” Салтана Салтановича.

Впрочем, не всегда Илья Муромец оказывается заодно с Добрыней Никитичем. Известен сюжет об их бое между собой: выйдя победителем, Добрыня сел “на белы груди” Ильи Муромца и перед тем, как его убить, спросил его имя. Узнав, что это Илья Муромец, он целует его, просит прощения и обменивается с ним нательными крестами. В заключение крестовые братья, навестив мать Добрыни, отправляются в Киев к князю Владимиру.

Мифологический элемент сильно отступает на второй план в тех былинах позднего происхождения об Илье Муромце, где формируется сильно “социализированный” образ героя, который уже не совершает подвигов, но четко обнаруживает свою связь с городскими низами (“голи кабацкие”) и антагонизм по отношению к князю Владимиру. В сюжете ссоры Ильи Муромца с Владимиром он, из-за того что князь забыл пригласить его к себе “на почестен пир”, выстрелил “по большим церквам”, “по чудным крестам”, “по маковкам золоченым”, которые были снесены в “царев кабак” и пропиты вместе с “голями кабацкими”. Наконец, князь Владимир замечает отсутствие Ильи Муромца на пиру и посылает Добрыню за ним. Илья Муромец говорит, что пойдет только потому, что его позвал “крестовый брат” Добрыня, иначе выстрелом из лука в гридню он убил бы князя с княгинею.

В другом варианте посаженному в “глубок погреб” по клевете целовальников Илье Муромцу, помогает княгиня Апраксия, тайно кормя и поя его сорок дней. Когда же, узнав об отсутствии Ильи Муромца, к Киеву подошел Калин-царь и потребовал сдать город, Апраксия признается мужу в обмане, тот выпускает Илью Муромца на свободу и просит о помощи. И.М. говорит, что готов служить “за веру христианскую”, “за землю русскую”, “за стольние Киев - град”. “за вдов, за сирот, за бедных людей, за Апраксию”, но не “для собаки-то князя Владимира”. После этого Илья Муромец побивает татар, предает смерти царя Калина, заставляет татар платить дань.

Обойденный во время общего одаривания из-за интриг бояр, пытающихся оклеветать его перед князем Владимиром, Илья Муромец ведет себя дерзко и даже буйно. В былинах более традиционного типа он, напротив, мудр, терпелив, настроен примирительно (он мирит поссорившихся Добрыню и Дуная, выступает примирителем в некоторых вариантах былины об Алеше Поповиче и сестре Збродовичей, в былине о Дюке Степановиче). В былинах о Сухмане и Даниле Ловчанине подчеркивается справедливость Ильи Муромца: не боясь последствий, он предостерегает князя Владимира от неверных действий.

Наиболее очевидная “историческая” локализация Ильи Муромца связывает его с северо - восточной Русью (Муром, село Карачарово), но для эпохи 11—12 вв., когда, видимо, сформировалось ядро сюжета об Илье и произошла привязка его к Киеву и к кругу богатырей князя Владимира, характерна конкретность киевско - черниговско - брянских топографических указаний: Киев, Чернигов, Брянские леса, Моровийск или Моровск, Карачаево, Карачев(а), река Смородинная неподалеку от Карачева, на берегах которой находится старинное село Девятидубье (ср. девять дубов, на которых находился Соловей-разбойник), ср. там же Соловьев перевоз и т. п.

Популярность образа Ильи Муромца в белорусских сказках, отличающихся большой архаичностью, также делает вероятным предположение о более ранней привязке Ильи Муромца к этому ареалу. Показательна белорусская сказка об Ильюшке, в которой очевиден ряд архаических черт мифа о змее и змееборстве.

У старика и старухи (вариант: у коваля и ковалихи, ср. связь кузнеца со змеем и змееборчеством) рождается могучий, но “безногий” сын. Получив чудесным образом излечение, он подобно хтоническим богатырям типа Горыни, Дубыни и Усыни вырывает дубы с корнями и бросает их в реку (Дунай, вариант:Десна); запруженная на семь верст река выходит из берегов и грозит затопить весь свет. Ильюшка обращается к Господу с просьбой дать ему столб до неба, чтобы он мог перевернуть землю “вверх ногами” (ссходный мотив в связи со Святогором, а также былинный сюжет, объединяющий Святогора и Илью Муромца как братьев). Но, избавившись от хтонических черт, герой становится змееборцем. Отец - кузнец изготовляет для него булаву и далее начинается поединок между Ильюшкой и Змеем, скрывающим свою добычу за каменной стеной. Ильюшка побеждает Змея и женится на дочери короля (в другом варианте, единоборствуя со Змеем, он превращается в камень; мотив перуновых камней стрел, как превращенных детей Громовержца ).

После смерти богатырь Ильюшка становится святым Ильёй, который “заведует” громовой тучей. В этом случае образ богатыря Ильюшки контаминируется с Ильёй- пророком как вариантом Громовержца, преследующим, в частности Змея, нечистого и т.п. (мотив, хорошо известный и в белорусском мифологическом фольклоре — и в ряде поздних источников “Сказание о построении града Ярославля”, где Илья-пророк преследует лютого зверя, посланца Велеса). Этот сюжет, как и дальнейшие связи Ильи с Егорием - Юрием, святым Георгием (также мотивы Ильи мокрого и Ильи сухого, связи его с Марией Мореной, Огненной Марией и т.п.) позволяют рассматривать образ Ильи Муромца как одно из продолжений образа громовержца. Вместе с тем крестьянское происхождение, им расчистка им земли под поле особая связь с матерью — сырой землей, освобождение богатств из - под власти “хтонического” противника сближает этот образ со святым Ильёй как покровителем плодородия.

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 14:41 | Сообщение # 3
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline

Добрыня Никитич— мифологизированный образ богатыря в русском былинном эпосе. ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ входит в богатырскую троицу вместе с Ильёй Муромцем и Алешей Поповичем. Он второй после Ильи Муромца по значению богатырь. “Средняя” позиция Добрыни Никитича объясняет подчеркнутость связующей функции у этого персонажа; благодаря его усилиям и талантам богатырская троица остается восстановленной даже после того, как Илья Муромец и Алеша Попович разойдутся. В одних былинах ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ выступает в сообществе с Ильёй и/или Алешей, в других — с иными богатырями (Дунай, Василий Каземирович), в третьих — в одиночку.

Если в Илье Муромце подчеркивается его крестьянское происхождение, а в Алеше Поповиче — “поповское” (духовное), то ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ — воин. В ряде текстов он выступает как князь, упоминается его княжеское происхождение, его “княженецкий” дом и его дружина. Из всех богатырей он ближе всего к князю Владимиру Красное Солнышко: иногда он оказывается его племянником, он часто находится при Владимире и выполняет непосредственно поручения князя, сватает для князя невесту, ведет, по желанию княгини, переговоры с каликами перехожими, проверяет похвальбу Дюка и т.п. Не случайно Василий Каземирович, посланный князем Владимиром со сложным поручением собрать дань в Орде, просит себе в спутники ДОБРЫНЮ НИКИТИЧА. В ряде былин говорится о его купеческом происхождении: он родился в Рязани и был сыном богатого гостя Никиты Романовича. Отец его умирает, когда ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ был еще ребенком или даже находился во чреве матери. Его воспитывает мать Амелфа Тимофеевна, благодаря которой ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ отдают в учение, где он “научился в хитру грамоту”. Его “вежество”, знание манер постоянно подчеркивается в былинах: он поет и играет на гуслях, искусно играет в шахматы, побеждая непобедимого знатока этой игры — татарского хана, он выходит победителем в стрельбе.

Особой архаичностью выделяется один из самых распространенных былинных сюжетов “ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ и змей”, в котором он выступает как змееборец. Борьба со змеиным племенем началась для него рано, когда “стал молоденький Добрынюшко Микитинец на добром коне в чисто поле поезживать... малых змеенышей потаптывать”. Для совершения главного подвига он отправляется к Пучай-реке, месту обитания Змея Горыныча. Несмотря на предостережения матери и красных “девушек-портомойниц”, ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ вступает в воды реки, которая оказывается или враждебной герою (из первой струйки “огонь сечет”, из другой — “искра сыплется”, из третьей — “дым столбом валит”), или предательской по отношению к нему: как только третья “относливая” струя вынесла его на середину реки, прилетает Змей Горыныч, дождит дождем и сыплет огненными искрами на богатыря, оставшегося безоружным. Но ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ несколько раз ныряет в глубь реки, прежде, чем оказывается на берегу, и, вступив в поединок, сокрушает Змея “шапкой земли греческой”. Тот пал на сыру землю. ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ хочет срубить “змеищу” головы. Змей вымаливает пощаду, но. пролетая над Киевом, похищает любимую племянницу князя Владимира Забаву (Запаву) Путятишну.

Князь Владимир поручает ДОБРЫНЕ НИКИТИЧУ освободить ее: он достигает “нор змеиных” (пещер), спускается в них, освобождает Забаву Путятишну и “полоны русские”. Этот змееборческий сюжет имеет многие аналоги (вплоть до св. Георгия и св. Федора Тирона). В былине, по-видимому, в преобразованном виде отражается историческая ситуация, связанная с крещением Руси: ср. мотив купания Добрыни Никитича в реке и убийство змея шапкой греческой земли (из Греции - Византии пришло христианство). В этом контексте ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ былины соотносим с дядей князя Владимира — Добрыней, принимавшим участие в крещении новгородцев и упоминаемым в летописи. Отчество Забавы Путятишны возводится к тысяцкому Путяте, устрашившему новгородцев, которые не желали креститься (ср. старинную пословицу: Путята крести мечом, а Добрыня огнем). ИмяМарфиды Всеславьевны, встречающееся в одном из вариантов былины о ДОБРЫНЕ НИКИТИЧЕ — змееборце, сопоставляется с именем матери или одной из жен князя Владимира Малфридой и т.п.

Однако архаичная подоснова былины очевидна в тесной связи ДОБРЫНИ НИКИТИЧА с водной стихией, с речными струями, нырянием, норами, пещерами и другими образами низа. Почай, или Пучаиная, Пучай-река контаминирует в себе и историческую реку Почайну в Киеве, при устье которой происходило крещение киевлян, и образ пучины, дна как обозначения нижнего мира; в этом смысле характерен параллелизм Дуная и ДОБРЫНИ НИКИТИЧА и их участие в одном и том же сюжете: “речной” Дунай и связанный с рекой, водой (Почай, Смородина, Непра, Несей - река, Израй - река и т.п.) ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ оказываются как бы соприродными друг другу персонажами. Не случайно также и то, что имя Добрыня по форме близко к именам персонажей типа Горыня, Дубыня и Усыня, с одной стороны, и Перынь (Перун, его змееборство), с другой, а корнем *dobr-/ *dеbr- к обозначению дна, низа, пучины в индоевропейских языках.

Поединок ДОБРЫНИ НИКИТИЧА со Змеем имеет некоторые параллели в других былинах, изображающих бой ДОБРЫНИ. Противниками героя в таких случаях выступают как принципиально враждебные и вредоносные существа типа Бабы Яги, поляницы, так и богатыри своего же круга (бой ДОБРЫНИ НИКИТИЧА с Дунаем и примирение их с помощью Ильи Муромца и Алеши Поповича; бой с Ильёй Муромцем; бой с Алешей Поповичем, где примирение мотивирует отношение “крестового братства”, в которое вступают участники поединка).

Другой важный сюжет — ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ и Маринка (Марина, Марина Игнатьевна, от лат. ignis “огонь”, т.е. “огненная”, Огненного Змея). Маринка не только женщина вольного поведения, принимающая у себя Змея Тугарина, но она “отравшица”, “зельница”, “кореньщица”. “чародейница” ( Ведьма), изготовляющая приворотные зелья. срезающая следы с земли и сжигающая их с целью нанесения вреда; употребляющая колдовские чары и, в частности, обращающая людей в животных и сама умеющая оборачиваться сорокой, завлекает и Змея Тугарина, и ДОБРЫНЮ НИКИТИЧА к себе в дом, находящийся в дурном месте — Маринкином переулке, в татарской слободе. Подойдя к ее дому, ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ видит целующихся голубей у окошка (или даже целующихся Маринку и Змея). Он пускает в них стрелу, но или никого не убивает, или убивает Змея. Маринка заманивает к себе ДОБРЫНЮ и предлагает ему себя в жены. ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ удерживается от соблазна, но она пускает в ход колдовские чары (в одном из вариантов ей удается женить на себе ДОБРЫНЮ, но их венчание происходит не у алтаря, а в поле, вокруг ракитового куста).

Когда попытки Маринки кончаются неудачей, она превращает ДОБРЫНЮ в “гнедого тура”. На помощь приходит мать ДОБРЫНИ НИКИТИЧА. Маринка оборачивается птицей, летит к ДОБРЫНЕ — туру и обещает вернуть ему человеческий облик, если он женится на ней. ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ соглашается с тем. чтобы, став снова человеком, жестоко казнить ее; в других вариантах мать ДОБРЫНИ НИКИТИЧА обращает Маринку в “кобылу водовозную”, “суку долгохвостую” или в сороку.

В сюжете о ДОБРЫНЕ НИКИТИЧЕ и Маринке также сочетаются архаические элементы (следы “треугольника” ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ — Маринка — Змей), змееборческие мотивы, магические действия и т.п. вплоть до самого имени Маринки с богатой мифопоэтической предысторией (Марена. Морена, Мара и т.п.) и исторические реминисценции (мифологизированный образ Марины Мнишек, с ее распутством, колдовскими чарами, способностью к оборотничеству: по преданию, она спаслась, также обернувшись, сорокой).

Еще один известный былинный сюжет рисует ДОБРЫНЮ НИКИТИЧА сватом, добывающим для князя Владимира невесту. На пиру Владимир описывает, какой должна быть его невеста. Богатырь Дунай Иванович указывает на Апраксу - королевишну, дочь литовского короля, как носительницу соответствующих качеств. Вместе с ДОБРЫНЕЙ НИКИТИЧЕМ они добывают невесту князю. Добывание невесты родственником (старшим) жениха принадлежит к числу архаичных элементов былины; вместе с тем оно связано с историческим эпизодом, засвидетельствованным летописью, когда князь Владимир посылает Добрыню к Рогволоду в Полоцк просить его дочь стать невестой Владимира.

Впрочем, известны былины и о женитьбе самого ДОБРЫНИ НИКИТИЧА на полянице Настасье (Дуная и Настасью), иногда соединяемые с мотивами купания в реке и поединка со Змеем. Наконец, общеизвестен круг былин с сюжетом “муж на свадьбе собственной жены” ( этот же сюжет в связи с Одиссеем): ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ надолго уезжает в чисто поле в поисках “супротивника”, своей жене Настасье Никулишне он завещает ждать его 12 лет и лишь после этого выходить снова замуж. но только не за Алешу Поповича жена верно ждет своего мужа, по Алеша приносит ей ложную весть о гибели ДОБРЫНИ, князь Владимир выступает как сват, просящий Настасью выйти замуж за Алешу; она против воли вынуждена согласиться, во время свадебного пира появляется ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ в одежде калики или скомороха и просит разрешения потрать на гуслях — тогда Настасья узнает в неизвестном певце мужа (иногда узнавание совершается с помощью кольца, которое ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ бросает в чару, вручаемую им жене); ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ наказывает Алешу за обман. Илья Муромец выступает примирителем. напоминая, что ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ и Алеша “братьица крестовые”; все признают моральное превосходство ДОБРЫНИ НИКИТИЧА и неправоту Алеши.

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 14:55 | Сообщение # 4
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline

Алеша Попович — мифологизированный образ богатыря в русском былинном эпосе. Алеша Попович как младший входит третьим по значению в богатырскую троицу вместе с Ильёй Муромцем и Добрыней Никитичем. Алеша Попович — сын ростовского попа Ле(в)онтия (редко Федора). Всех богатырей объединяет общее происхождение из северо - восточной Руси (Муром, Рязань, Ростов), поездка в Киев, сопряженная с поединком с чудовищем, богатырская служба в Киеве при дворе князя Владимира Красное Солнышко.

Алешу Поповича отличает не сила (иногда даже подчеркивается его слабость, указывается его хромота и т.п.), но мужество, удаль, натиск, с одной стороны, и находчивость, сметливость, хитроумие — с другой. Иногда он хитрит и готов идти на обман даже своего названого брата Добрыни Никитича, посягает на его права; он хвастлив, кичлив, излишне лукав и увертлив; шутки его иногда не только веселы, но и коварны, даже злы; его товарищи - богатыри время от времени высказывают ему свое порицание и осуждение.

В целом образ Алеши Поповича отличается определенной противоречивостью и двойственностью. Одним из наиболее архаичных сюжетов, связанных с Алешей Поповичем, считается его бой с Тугарином. Алеша Попович поражает Тугарина по пути в Киев или в Киеве (известен вариант, в котором этот поединок происходит дважды). Тугарин грозит Алеше Поповичу задушить его дымом, засыпать искрами, спалить огнем-пламенем, застрелить головнями или проглотить живьем. Бой А.П. с Тугарином происходит нередко у воды (Сафаст-река). Одолев Тугарина, Алеша Попович рассек его труп, разметал «по чисту полю». Сходным вариантом сюжета о бое Алеши Поповича с Тугарином является былина «Алеша убивает Скима-зверя», где противник Алеши Поповича многим напоминает Тугарина.

Рождение Алеши Поповича было чудесным, напоминающим рождение Волха: оно сопровождается громом; «Алешенька Чудородыч млад», едва родившись, просит у матери благословенья погулять по белу свету, не пеленать его пеленами, но кольчугою; он уже может сидеть на коне и владеть им, действовать копьем и саблей и т. п. Хитрость и ловкость Алеши Поповича сродни «хитростям-мудростям» Волха, а его шутки и проделки близки магическим превращениям Волха. Женой Алеши Поповича в былинах о нем и сестре Збродовичей (Петровичей и т.п.) становится Елена (Петровна), она же Еленушка, Олёна, Олёнушка (Еленой зовется и жена Волха). Это женское имя как бы подверстывается к имени Алеши Поповича (варианты — Олеша, Валеша и Елешенька): Олёша — Олёнушка, Елешенька — Елена и Олёнушка, и таким образом формируется «одноименная» супружеская пара, подобная Волос - Велес — Волосыня или Ёлс — Елёсиха. «Матримониальная» неудача Алеши Поповича повторяется и в былинах о неудачном сватовстве Алеши Поповича к жене Добрыни Никитича Настасье Никулишне во время отсутствия ее мужа (Алеша Попович распространяет ложный слух о гибели Добрыни) и в одном из вариантов былины об Алеше и сестре Збродовичей, где братья отсекли Алеше Поповичу голову за то, что он опозорил их сестру (в остальных вариантах этого сюжета грозит Алеше Поповичу опасность, как и сестре Збродовичей Настасье Збродовичне, которой братья собираются отсечь голову). Когда сестра должна вот-вот расстаться с жизнью, Алеша Попович просит не губить ее и отдать ее ему в жены.

Наиболее вероятно, что историческим прототипом А.П. был некий Александр Попович, погибший в битве при Калке в 1224 г., как об этом сообщает летопись.

Характерны архаичные реликты в описаниях самого Алеши Поповича и всех трех богатырей (Илья Муромец, Добрыня Никитич), в состав которых он входит: во всех этих персонажах просвечивают их некогда более тесные связи с хтонической стихией, и поэтому при глубокой реконструкции три былинных богатыря могут быть сопоставлены со сказочной триадой — Горыня, Дубыня и Усыня.

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 15:06 | Сообщение # 5
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline

Волх Волх Всеславьевич, Вольга— мифологизированный персонаж русских былин, обладатель чудодейственных оборотнических свойств.

Сюжет о Волхе Всеславьевиче (реже — Вольга Буславлевич или Святославьевич) и его походе на Индию принадлежит к наиболее архаичному слою в русском былинном эпосе, характеризующемуся неизжитыми тотемистическими представлениями и широко представленной стихией чудесного, волшебно - колдовского, магического, слиянностью человеческого и природного начал.

Чудесно рождение ВОЛХА: мать ВОЛХА Марфа Всеславьевна, гуляя по саду, соскочила с камня на лютого змея; он обвивается вокруг ее ноги и “хоботом бьет по белу стегну”; вскоре появляется на свет ВОЛХ, рождение которого потрясло всю природу: гремит гром, дрожит сыра земля, трясется “царство Индейское”, колеблется море, рыба уходит в морскую глубину, птица — высоко в небеса, звери — в горы и т. п.

Чудесно и развитие ВОЛХА: едва родившись, он уже говорит, “как гром гремит”, его пеленают в “латы булатные”, кладут ему в колыбель “злат шелом”, “палицу в триста пуд”; в семь лет его отдают учиться грамоте, а к десяти годам он постигает “хитрости — мудрости”: оборачиваться “ясным соколом”, серым волком, “гнедым туром — золотые рога”. Освоив искусство оборотничества, ВОЛХ в 12 лет набирает себе дружину, а в 15 лет уже готов к воинским подвигам.

Когда приходит весть, что “индейский царь” собирается идти на Киев, ВОЛХ решает опередить противника и отправляется с дружиною в поход на “Индейское царство”. По пути он упражняется и демонстрирует свои “хитрости - мудрости”, выступая как великий охотник, повелитель природного царства, прежде всего мира зверей. Обернувшись волком, он бегает по лесам и “бьет звери сохатые”, в облике сокола бьет гусей, лебедей, уток. ВОЛХ кормит и поит, одевает и обувает свою дружину; он всегда бодрствует. Решив “вражбу чинить” индейскому царю и убедившись, что никто из дружины не может выполнить предстоящей задачи успешно, ВОЛХ применяет свои “хитрости - мудрости”, чтобы сокрушить Индейское царство. Обернувшись туром — золотые рога, он быстро достигает цели; обернувшись ясным соколом, он прилетает в палаты к индейскому царю Салтыку (Салтану) Ставрульевичу и подслушивает его разговор с “царицей Азвяковной, молодой Еленой Александровной”.

Узнав о враждебных Руси намерениях царя, ВОЛХ оборачивается горностаем, спускается в подвал - погребы, перекусывает тетиву у луков, обезвреживает стрелы и ружья, снова оборачивается ясным соколом, прилетает к своей дружине и ведет ее к городу - крепости индейского царя. Чтобы проникнуть незаметно внутрь, ВОЛХ оборачивает своих воинов в муравьев (мурашиков) и вместе с ними по узкой щели проникает в город, подвергая его разгрому. ВОЛХ убивает индейского царя, берет в жены царицу Азвяковну, женит своих воинов на семи тысячах пощаженных девиц, а сам становится царем, богато одарив дружину.

Мотив превращения ВОЛХА (и его воинов) в муравьев, проникающих в неприступную крепость, напоминает подобный же мотив в связи с громовержцем Индрой (Ригведа, I, 51 и др.). Зевс является к Эвримедузе также в виде муравья. Их сын Мирмидон (букв. “муравейный”) стал родоначальником мирмидонян, “муравейных” людей. В русской сказке Иван Царевич, превратившись в муравья, проникает в хрустальную гору, убивает двенадцатиголового Змея и освобождает царевну, на которой он женится. Связь с ВОЛХОМ мотива гремящего грома в былине также намечает в его образе тему Громовержца.

Вместе с тем ВОЛХ реализует и тему противника Громовержца — Змея: будучи сыном Змея, он унаследовал от него “хитрости -мудрости” и, в частности, уменье прятаться от врага, оборачиваться в другие существа. Поэтому в образе ВОЛХА обнаруживаются переклички в Волосом - Велесом, в котором также отыскиваются змеиные черты, или со Змеем Огненным Волком. В новгородском книжном предании о Волке-чародее ВОЛХЕ, старший сын Словена, давший свое имя реке Волхов, ранее называвшейся Мутною, был “бесоугодный чародей”; “бесовскими ухищрениями” превращался “в лютого зверя крокодила”, преграждая в Волхове водный путь тем, которые ему не поклонялись: одних пожирал, других потоплял. А невежественный народ почитал его за бога и называл его Громом или Перуном (образ “змеяки Перюна” в новгородских источниках). ВОЛХ на берегу реки поставил “городок малый” на месте, называвшемся Перынь, и кумир Перуну. Бесы удавили ВОЛХА в Волхове, тело его плыло вверх по реке и было выброшено “против Волховнаго его городка” и здесь похоронено язычниками. Но через три дня “прослезися земля и пожрала мерзкое тело крокодилово, и могила просыпалась над ним на дно адское”.

Оборотничество ВОЛХА нашло продолжение в таком же свойстве, приписываемом историческому персонажу князю Всеславу Полоцкому (11 в.), упоминаемому в этой связи и в “Слове о полку Игореве” ( отчество ВОЛХА — Всеславьевич, т. е. сын Всеслава). Несомненны и связи между ВОЛХОМ и Василием Буслаевым (мотив отсутствия отца и воспитания матерью, похода в дальнюю землю, роль камня в рождении или смерти и т.п.). В послемонгольский период (13 в.) появляются новые трактовки противника ВОЛХА: теперь он царь Золотой Орды или даже турецкий султан; вместо “Индейского царства” появляется Турец - земля и т. п.

Второй сюжет, в котором выступает ВОЛХ (как правило, именно Вольга, иногда Вольга Святославович и т. п.), связывает его с Микулой Селяниновичем. Общее у Вольги этого сюжета с ВОЛХОМ — воспитание в детстве без отца, освоение “мудрости” (превращение в щуку, в сокола, в волка и охота на зверей), собирание дружины для похода. Дядя Вольги князь Владимир Стольно - Киевский жалует племянника тремя городами — Гурговцем, Ореховцем и Крестьяновцем (их реальные прототипы относят также к Новгородской земле, к невско-ладожскому ареалу), и Вольга с дружиной отправляется “за получкою”; но пути встречается с пашущим свое поле оратаем Микулой; Вольга и его дружина не могут поднять сохи Микулы, его крестьянская кобыла обгоняет коня Вольги и т.д. (также противопоставление в русском эпосе “крестьянского сына” Ильи Муромца и князя Владимира). Иногда вместе с Вольгой и Микулой выступает и Садко, в других случаях Вольга смешивается с Василием Буслаевым (побивание купцов на Волховском мосту, мотив камня с надписью, перепрыгивание через него и смерть и т.п.).

Quote
Закатилось красное солнышко
За горушки высокие, за моря за широкие,
Рассаждалися звезды частые по светлу небу;
Порождался Вольга, сударь Всеславьевич,
На матушке на святой Руси.
Подрожала сыра-земля,
Стряслося славно царство Индийское,
А и сине море сколебалося
Для-ради рожденья богатырского
Молода Вольга Всеславьевича.
Рыба пошла в морскую глубину,
Птица полетела высоко в небеса,
Туры да олени за горы пошли,
Зайцы, лисицы по чащицам,
А волки, медведи по ельникам,
Соболи, куницы по островам.
А и будет Вольга в полтора часа,
Вольга говорит - как гром гремит:
«А и гой еси, сударыня-матушка,
Молода Марфа Всеславьевна!
А не пеленай во пелену черевчатую,
А не пояси в поясья шелковые;
Пеленай меня, матушка,
Во крепки латы булатные,
А на буйну голову клади злат шелом,
Во праву руку - палицу,
А тяжку палицу свинцовую,
А весом та палица девяносто пуд!»
А и будет Вольга семи годов
И пошел Вольга, сударь Всеславьевич,
Обучаться всяких хитростей-мудростей:
Птицей летать да под облака,
Рыбою ходить да во глубоки стана,
Зверями ходить да во темны леса.
А и будет Вольга во двенадцать лет,
Собирал дружину себе добрую,
Добрую дружину, хоробрую,
Тридцать молодцев без единого,
Сам еще Вольга во тридцатыих.
«Дружина,- скажет,- моя добрая, хоробрая!
Слушайте большого братца, атамана-то:
Вейте веревочки шелковые,
Становите веревочки по темну лесу,
Становите веревочки по сырой земле,
По ближности славного синя-моря,
И ловите вы куниц и лисиц,
Диких зверей и черных соболей,
И ловите по три дня и по три ночи».
Слушали большого братца атамана-то,
Делали дело повеленное,
Вили веревочки шелковые,
Становили веревочки по темну лесу,
По темну лесу, по сырой земле,
Ловили по три дня и по три ночи, -
Не могли добыть ни одного зверька.
Обернулся Вольга, сударь Всеславьевич, левом-зверем:
Поскочил по сырой земле, по темну лесу,
Заворачивал куниц,лисиц
И диких зверей, черных соболей,
Больших, поскакучих заюшек,
Малых горностаюшек,
Ко тому ли, ко славному синю-морю,
Во те ли во тоневья шелковые.
И будет во граде во Киеве
Со своею дружиною со доброю,
И скажет Вольга, сударь Всеславьевич:
«Дружинушка ты моя добрая, хоробрая!
Слушайте большого братца, атамана-то,
Ставьте-тко пасточки дубовые,
Силышки вы ладьте-тко шелковые,
Становите силышки на темный лес,
На темный лес, на самый верх,
Ловите гусей-лебедей, ясных соколеи
И малую птицу-пташицу».
И слушали большого братца, атамана-то,
Делали дело повеленное:
Вили силышки шелковые,
Становили силышки на темный лес,
На темный лес, на самый верх;
Ловили по три дня и по три ночи,
He могли добыть ни одной птички.
Повернулся Вольга, сударь Всеславьевич,
Науй-птицей, Полетел по подоблачыо,
Заворачивал гусей-лебедей, ясных соколеи
И малую птицу пташицу.
И будут во городе во Киеве
Со своей дружинушкой хороброю;
Скажет Вольга, сударь Всеславьевич:
«Дружина моя добрая, хоробрая!
Слушайте большого братца, атамана-то,
Делайте вы дело повеленное:
Возьмите топоры древорубные,
Стройте суденышки дубовые,
Вяжите вы тоневья шелковые,
Выезжайте вы на сине-море,
Ловите рыбу семжинку и белужинку,
Щученку и платиченку
И дорогую рыбку осетринку,
И ловите по три дни и по три ночи».
И слушали большого братца, атамана-то,
Делали дело повеленное:
Брали топоры древорубные,
Строили суденышко дубовое,
Вязали тоневья шелковые,
Выезжали на сине-море;
Ловили по три дни и по три ночи,
Не могли добыть ни одной рыбки.
Повернулся Вольга, сударь
Всеславьевич, рыбой-щучиной
И побежал по синю-морю,
Заворачивал рыбу семжинку и белужинку,
Дорогую рыбу осетринку
Со тех станов со глубоких
Во тыи во тоневья шелковые.
И будут во граде во Киеве
Со своею дружиною, со доброю,
И скажет Вольга сударь Всеславьевич:
«Дружина моя добрая, хоробрая!
А и есть ли, братцы, у вас такой человек,
Кто бы обернулся гнедым туром,
А сбегал бы ко царству Индийскому,
Проведал бы про царство Индийское,
Про царя Салтыка Ставрульевича,
Про его буйну голову Батыеву.
Что он, царь, советует
Со своею царицею Азвяковною?
Думает ли ехать на святую Русь?»
Как бы лист со травою пристилается,
Отвечают ему удалы добры-молодцы:
«Нет у нас такого молодца, Опричь тебя.
Вольги Всеславьевича!»
А тут таковой Всеславьевич,
Он обернулся гнедым туром-золотые рога,
Побежал он ко царству Индийскому,
Он первый скок за целу версту скочил,
А другой скок не могли найти.
Повернулся Вольга, сударь Всеславьевич,
Малой птицей-пташицей,
Полетел он по подоблачыо,
И будет в царстве Индийском;
И сел на палаты белокаменны,
На те на палаты царские,
Ко тому царю Индийскому
И на то окошечко косящатое.
А не буйные ветры по насту тянут;
Царь со царицей разговор говорит:
«Ай же ты, царица Азвяковна,
Я знаю, про то ведаю:
На Руси-то трава растет не по-старому,
Цветы цветут не по-прежнему,
А видно Вольги-то живого нет!»
Говорит царица Азвяковна:
«А и гой еси ты, славный индийский царь!
На Руси трава все растет по-старому,
И цветы-то цветут по-прежнему.
А ночесь спалось, во снах виделось,
Будто с под восточные с под сторонушки
Налетела птица, малая пташица,
А с под западней с под сторонушки
Налетела птица - черный ворон;
Слетались они во чистом поле,
Слеталися, подиралися;
Малая-то птица-пташица
Черного ворона повыклевала,
По перышку она повыщипала
И на ветер все повыпускала!»
«Ай же ты, царица Азвяковна!
Поеду я воевать на святую Русь,
Завоюю на Руси девять городов,
Подарю своих девять сынов,
Привезу тебе шубоньку дорогую».
Говорит царица Азвяковна:
«Ане взять тебе девяти городов,
И не подарить тебе девяти сынов,
И не привезти тебе шубоньку дорогую!»
Эти речи царю не слюбилися:
Ударил он царицу по белу лицу,
И пролил у царицы кровь напрасную,
Напрасную кровь, безповинную.
Повернулся Вольга, сударь Всеславьевич,
Малым горностаюшком:
Бегал по подвалам, по погребам,
У тугих луков тетивки покусывал,
У каленых стрел железки повынимал,
У того ружья у огненного
Кременья и шомпол повыдергал,
А все он в землю закапывал.
Повернулся Вольга, сударь Всеславьевич,
Малою птицей-пташицей,
Взвился он высоко по поднебесью,
Полетел он далече во чисто поле,
Полетел к своей дружине хороброй.
Дружина спит, Вольга не спит,
Разбудил он удалых добрых молодцев:
«Гой еси, вы, дружина хоробрая!
Не время спать, пора вставать!
Пойдем мы ко царству Индийскому».
Дружина спит, Вольга не спит,
Он обернется серым волком,
Бегал, скакал по темным лесам и по раменью:
А бьет он звери сохатые,
А и волку, медведю спуску нет,
А и соболи, барсы - любимый кус!
Он зайцам, лисицам не брезгивал.
Вольга поил, кормил дружину хоробрую,
Обувал, одевал добрых молодцев,
Носили они шубы соболиные,
Переменные шубы-то барсовые.
Дружина спит, Вольга не спит,
Он обернется ясным соколом,
Полетел он далече на сине-море:
А бьет он гусей, белых лебедей,
А и серым малым уткам спуску нет.
А поил, кормил дружинушку хоробрую,
А все у него были яства переменные,
Переменные яства, сахарные.
И пришли они ко стене белокаменной:
Крепка стена белокаменна,
Ворота у города железные,
Крюки, засовы всемодные,
Стоят караулы денны-нощны,
Стоит подворотня дорог рыбий зуб,
Мудрены вырезы вырезаны -
А и только в вырезу мурашу пройти;
И все молодцы закручинились,
Закручинилися, запечалилися,
Говорят таковы слова:
«Потерять будет головки напрасные,
А и как нам будет стену пройти?»
Молодой Вольга он догадлив был:
Сам обернулся мурашиком
И всех добрых молодцов мурашками;
Прошли они стену белокаменну,
И стали молодцы уж на другой стороне
Во славном царстве Индийском,
Всех обернул добрыми молодцами:
Со своею стали сбруею со ратною,
И силу индийскую в полон брали.
Он злата, серебра выкатил,
А и коней, коров табуном делил,
А на всякого брата по сто тысячей.


Сообщение отредактировал Antares - Среда, 10.09.2008, 15:20
 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 15:29 | Сообщение # 6
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline

Микула Селянинович — мифологизированный пахарь-богатырь в русских былинах. В былинах о Микуле и Вольге (см. Волх) крестьянин МИКУЛА СЕЛЯНИНОВИЧ посрамляет князя с его дружиной, которые на конях не могут угнаться за его плугом, не могут вытащить оставленный им в земле сошник и т. д. Характерен мотив богатырской пахоты МИКУЛЫ, который дубы “в борозду валит”.

В другом былинном сюжете Святогор не может приподнять с земли сумочку, которую носит МИКУЛА СЕЛЯНИНОВИЧ: в сумочке— “тяга земная”. Другие богатыри не могут победить МИКУЛЫ СЕЛЯНИНОВИЧА, потому что его любит “мать — сыра земля”. “Культурная” деятельность пахаря противопоставлена сверхъестественным способностям Вольги, князя - оборотня, и сверхъестественной силе Святогора, богатыря-великана: ср. распространенный мифологический сюжет о пахаре, который вытесняет с земли поколение великанов.

Для славянской традиции характерно возвеличивание крестьянского труда и сословного статуса: главный богатырь русского эпоса Илья Муромец — “крестьянский сын”, в чешской средневековой хронике Козьмы Пражского (12 в.) первый князь Пшемысл — пахарь, польским князем становится сын пахаря Пяста, согласно хронике 12 в. Галла Анонима.

Микула - подлинный хозяин своей земли, который и пашет, и сеет, и кормит, и защищает, когда нужда приходит.

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 15:36 | Сообщение # 7
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline
Гильгамеш

Гильгамеш, в шумерской и аккадской мифологии герой, чьим прототипом послужил один из правителей Урука. "Песнь о Гильгамеше", эпическое произведение о его подвигах, была записана на табличках 4000 лет назад.
Гильгамеш — на две трети бог, на одну — человек. Он вел такой образ жизни, что обитатели Урука обратились к богам, чтобы те вразумили своенравного и буйного Гильгамеша. В ответ боги создали Энкиду, который, хотя и оказался еще более воинственным и распутным, стал другом Гильгамеша. Однажды боги повелели герою отправиться на битву с Хумбабой, или Хувавой, ужасным лесным чудовищем. Гильгамеш вызвал многорукого и многоногого стража горного леса на бой и копье верного Энкиду нанесло ему смертельный удар. Друзья сражались со свирепым быком, насланным на Урук богиней Иштар, чью любовь отверг Гильгамеш.
Боги разгневались и поразили Энкиду болезнью и смертью. Гильгамеш пришел в ужас и хотел найти секрет бессмертия. Он отправился на поиски Ут-Напишти, единственного человека, которому боги даровали бессмертие после спасения от потопа. Встретив Ут-Напишти, герой сказал: "Из-за моего брата блуждаю я. Как могу я успокоиться? Он превратился в прах, и я навечно лягу в землю".
Ут-Напишти ответствовал, что смерть необходима людям как сон и предложил ему не спать шесть дней и семь ночей. Гильгамеш согласился, но заснул, как только сел. Ут-Напишти рассказал Гильгамешу о чудесном растении молодости. Отважный герой нашел цветок, однако только наклонился, чтобы сорвать, как змей похитил его. Текст поэмы о Гильгамеше смотрите на странице сайта "Мифы Вавилона. Эпос о Гильгамеше"
«Эпос о Гильгамеше» считается древнейшим литературным произведением, созданным в XXII веке до н. э. древними шумерами. Однако судить о нём можно только по гораздо более поздним спискам из клинописной библиотеки Ашшурбанапала, царя Ассиирии, относящимся к VII веку до н. э.
Эпос о Гильгамеше — сокровищница поэзии Двуречья — создавался на протяжении тысячелетий двумя народами — шумерами и аккадцами. Сохранились отдельные шумерские песни о Гильгамеше и Энкиду. У них один и тот же противник Хумбаба (Хувава), охраняющий священные кедры. За их подвигами следят боги, в шумерских песнях носящие шумерские имена, в эпосе о Гильгамеше — аккадские. Но в шумерских песнях отсутствует связующий стержень, найденный аккадским поэтом. Сила характера аккадского Гильгамеша, величие его души не во внешних проявлениях, не в противоборстве с богами, а в отношениях с естественным человеком Энкиду. Эпос о Гильгамеше — это величайший в мировой литературе гимн дружбе, которая не просто способствует преодолению внешних препятствий, но преображает и облагораживает

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 15:38 | Сообщение # 8
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline
Заратустра

Заратуштра, Зороастр, Заратустра, в иранской мифологии великий религиозный реформатор. Полагали, что он жил около VI — V вв. до н. а, а по мнению современных ученых — намного раньше, около 1200 г. до н. э. Утверждают, что его рождение было предсказано еще на заре времен. Родившись, Заратуштра засмеялся, и весь мир рассмеялся вместе с ним. Однако матери младенца приснилось, что его терзают две птицы, и лишь вмешательство Ахурамазды спасает ее ребенка. Злые демоны, друджи, пытались погубить дитя, но источник добра Ахурамазда охранял его. Когда Заратуштре исполнилось 30 лет, бессмертные святые, которые воспринимались как единое существо Амеша Спента, ниспослали ему откровение. Вооруженный духовным знанием, Заратуштра мог противостоять искушениям Ангро-Майнъю, или Ахримана, источника тьмы. Главным в проповедях пророка являлось учение о зависимости миропорядка и торжества справедливости в борьбе добра и зла от свободного выбора человека, его активного участия на стороне добра. Посредник между богом и людьми, Заратуштра проповедовал зороастрийскую мораль — благие мысли, благие слова, благие дела. Утверждали, что Зороастр был убит во время молитвы в возрасте 77 лет.

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 15:42 | Сообщение # 9
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline
Юй

Юй, в древнекитайской мифологии герой, усмиритель потопа; его почитали за трудолюбие; в древности Юя изображали наполовину драконом, поскольку его отцом считался дракон Гунь, а позднее — в облике человека. Юй трудился 13 лет, чтобы прекратить потоп. Он направлял воды, прорезая в горах каналы, создавая реки, родники и устья. Его руки и ноги покрылись мозолями, он был истощен и едва мог ходить. Однако Юй продолжал трудиться, создавая ирригационную систему, чтобы отвести воду в море. В результате его деятельности земля стала пригодной для выращивания урожая, и все девять провинций Китая объединились. Император был настолько благодарен Юю, что отрекся от престола и уступил ему трон. Так Юй стал первым императором мифической династии Ся. Считается, что Юй правил с 2205 по 2197 г. до н. э., а каждый последующий император является инкарнацией дракона Юя. Известен миф о том, как Юй превратился в медведя, чтобы успеть выполнить работу. Когда наступало время обеда, он принимал облик человека и бил в барабан. Тогда жена приносила ему еду. Однажды Юй разбил скалы, а жене почудился барабанный бой. Она принесла уставшему мужу обед, но, увидев медведя, в страхе убежала. Юй бросился за ней; жена ожидала ребенка, и ей было тяжело бежать. Она упала и превратилась в камень, который начал расти. Когда наступили роды, Юй разбил камень, и оттуда появился его сын Ци.

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 15:44 | Сообщение # 10
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline
Финн Маккул

Финн Маккул, Финн Мак Кумайль, Фионн Маккумал, в ирландской мифологии герой, мудрец и провидец. Финн был рожден от брака сиды Блаи и Кумалла. Его отец Кумалл, предводитель фиана - дружины воинов-фениев, похитил девушку по имени Хурна, и отец девушки поручил фению Голлу убить похитителя. Рожденный после смерти отца, Финн воспитывался втайне. Одним из его наставников был друид Финегас, благодаря которому юноша обрел мудрость, заключенную в чудесном Лососе Мудрости. Согласно мифам, свой дар он получил будучи юношей, когда капля чудотворной жидкости Лосося попала на большой палец руки. С тех пор, чтобы постичь скрытые тайны мироздания, Финну было достаточно положить палец в рот.
Центральным эпизодом мифов о Финне является его победа над одноглазым чудовищем. Мудрец смог противостоять действию волшебных песен гоблина Аиллена мак Мидна, ежегодно сжигавшего Тиарский королевский двор, усыпляя пением и музыкой своей колдовской арфы его жителей. Используя волшебное копье, которое защищало его от действия чарующей музыки, Финн убил гоблина.
Финн был настолько уважаем и отважен, что вскоре после вступления в фиан его поставили наследственным предводителем дружины отборных воинов-охотников, телохранителей Верховного короля Ирландии.

Финн не стал никому мстить за смерть отца. Однако убийца Кумалла Голл впоследствии женился на одной из дочерей Финна и убил сына предводителя, за что фении стали преследовать его. Голл предпочел умереть с голоду, нежели сдаться. Финн Маккул часто повторял его слова: "Мужчина живет после смерти, но не после бесчестья".
Под командованием Финна Маккула дружина фениев достигла вершины своей славы. История сватовства Финна к дочери ирландского короля навеяла мотивы средневековой легенды о любви между Тристаном и Изольдой. Принцесса Ирландии Граинне, обрученная с Финном Маккулом, не желала выходить замуж за уже немолодого Финна, отдав предпочтение молодому и красивому воину Диармаиту, с которым она и сбежала. Шестнадцать лет дружина фениев преследовала Диармаита Любовное Пятнышко, сына бога любви Аонгуса.
В конце концов фении прекратили погоню и согласились на формальный мир.
Однако Финн так и не простил Диармаиту похищение невесты и устроил пир, когда соперник получил на охоте смертельную рану, — он был растерзан свирепым вепрем.
Обстоятельства смерти Финна Маккула неясны. Одни саги говорят, будто он погиб, подавляя бунт фениев, другие склоняются к варианту бессмертия: герой, подобно благородному королю Артуру, должен пребывать в глубоком сне, пока Ирландия не призовет его.
Мифы о Финне и его армии относят к III веку н. э. Но окончательное формирование их закончилось к XII веку, благодаря чему образ Финна сильно видоизменился, хотя немало древних представлений все же сохранилось в нем. Ученые считают, что образ Финна не имеет исторического прототипа. Видимо, герой является трансформацией древнего мифического образа, который своеобразно воплотился в народном творчестве

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 15:47 | Сообщение # 11
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline
Беовульф

Беовульф ("пчелиный волк", т. е. "медведь"), герой северного и англосаксонского эпоса, одолевший двух ужасных чудовищ. Юный воин из народа гаутов, Беовульф отправился за море, в Данию, чтобы избавить короля данов Хродгара от постигшей его напасти: много лет в королевский замок Хеорот пробирается по ночам свирепое чудище Грендель и пожирает дружинников.
В ночном единоборстве Беовульф сжал Гренделя с такой силой, что тот, вырываясь, лишился руки и уполз в свое логово, где истек кровью и испустил дух. Мать Гренделя, еще более мерзкая тварь, пыталась отомстить за убийство сына, и Беовульф, преследуя чудовище, опустился в ее хрустальную подводную пещеру. Через час схватки Беовульф потерял свой верный меч. Как в свое время король Артур, он нашел другой волшебный клинок и разделался с ужасной матерью Гренделя. В королевстве Хродгара восстановился мир и покой, а Беовульф, щедро награжденный королем Хродгаром, вернулся на родину, в Южную Швецию, и стал королем гаутов. В конце его долгого и мудрого правления в королевстве объявился дракон. Выступив против него с двенадцатью товарищами, Беовульф вскоре оказался в одиночестве — соратники в страхе покинули поле боя, но герой сразил дракона, хотя это стоило ему жизни.

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 15:49 | Сообщение # 12
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline
Сигурд

Сигурд, Зигфрид ("победа"), в скандинаво-германской мифологии и эпосе герой, сын Сигмунда и Сиглинд, воспитанник колдуна-кузнеца Регина, брата дракона Фафнира, стерегущего проклятый золотой клад карлика Андвари. Именно Регин выковал герою меч Грам, которым Сигурд рассек его наковальню. Кузнец подстрекал юношу убить дракона, поскольку сам стремился завладеть сокровищами, роковым богатством, приносящим несчастье его обладателю.
Сигурд одолел дракона, но когда кровь Фафнира попала Сигурду на язык, он стал понимать язык птиц и узнал о замысле кузнеца умертвить его. Убив своего приемного отца и похитив клад Фафнира, герой попал на вершину холма Хиндарфьялль, где покоилась окруженная огненными щитами валькирия Брунхильд, усыпленная Одином за то, что даровала победу в битве не тому, кому предназначал бог.
Пробудив валькирию, Сигурд получил от нее мудрые советы и обручился с ней. Но проклятье карлика-цверга Андвари по-прежнему продолжало приносить несчастья обладателям рововых сокровищ и, встретившись с ведьмой Гримхильд, Сигурд поддался ее чарам. Ведьма Гримхильд дала Сигурду напиток забвения, и Сигурд, позабыв о своей невесте, женился на дочери колдуньи красавице Гудрун (герм., Кримхильда). Когда память вернулась к нему, сердце героя наполнилось страданием, стыдом и печалью.
Тем временем к Брунхильд посватался брат Гудрун, король бургундов Гуннар (герм., Гюнтер). Но валькирия дала клятву выйти замуж лишь за того, кто преодолеет окружающий ее огонь, а подобное было под силу только Сигурду. Сигурд согласился помочь Гуннару, на время брачного испытания герой поменялся с Гуннаром обличьем и прошел сквозь огонь вместо него. Брунхильд была вынуждена выйти замуж за Гуннара, но впоследствии когда обман раскрылся, разгневанная Брунхильд потребовала от мужа убить Сигурда. Наущенный женой, желавшей восстановить свою честь, а также, желая завладеть магическим кольцом силы, Гуннар и его брат Хёгни смертельно ранили Сигурда на охоте. На смертном ложе, умирая, Сигурд призывал к себе любимую Брунхильд. Не в силах вынести угрызений совести, Брунхильд покончила с собой, чтобы хоть в могиле быть рядом с любимым.

 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 17:55 | Сообщение # 13
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline

Александр Македонский
Александр Великий (Aléxandros ho Мégas) (июль 356 до н. э., Пелла, — 13.6.323 до н. э., Вавилон), сын царя Филиппа II, считал себя потомком самого Геракла. Рассказывают, что он родился в тот самый день, когда грек Герострат, стремясь хоть чем-нибудь прославить свое имя, сжег храм богини Артемиды в Эфесе, считавшийся одним из семи чудес света. Год рождения Александра ознаменовался также победой его отца в Олимпйских играх, в честь которой мать Александра Миртала, дочь короля Эпира (современная Албания), сменила имя на Олимпиада.

С раннего детства Александр отличался храбростью, честолюбием и верой в себя. При этом он был горд и высокомерен; когда его спросили, не хочет ли он принять участие в Олимпийских играх, юноша ответил: "Охотно, если мне придется соревноваться с царями". Известно и другое высказывание Александра: "Отец все сделает до меня, на мою долю не останется ни одного подвига!"

К юным годам Македонского относится предание о том, как он укротил Буцефала - коня, который получил эту кличку за сходство своей головы с бычьей ("букефал" - "бычьеголовый"). Александр вместе с отцом отправился покупать коня, однако тот был совершенно диким - поминутно вставал на дыбы, бил копытами и кусался, если к нему приближались. Александр побился об заклад с Филиппом, что сможет укротить коня. Он смело подошел к нему, схватил его за узду и повернул против солнца, так как заметил, что животное пугается собственной тени. Затем юноша некоторое время оглаживал коня и бежал рядом с ним, а когда лошадь устала, Александр вскочил на нее. Бешеный конь рванулся, но юноша крепко держался за гриву и не давал себя сбросить. Когда утомленный конь смирился, Александр набросил на него повод. Так будущий полководец выиграл пари и приобрел верного товарища, который сопровождал его во всех походах.

Воспитание и обучение Александра было поручено величайшему ученому того времени Аристотелю. Поскольку Филипп проникся безграничным уважением к способностям и характеру сына, он настаивал на том, чтобы обучение проводилось путем убеждений и объяснений и исключало наказания. Аристотель преподавал юноше военное дело и медицину, политику и естественные науки, гуляя с ним по тенистым аллеям парка. Ученый подарил Александру список "Илиады" с собственными поправками, с которым тот не расставался даже в самых трудных походах. Александр любил повторять, что это лучшее руководство по ведению войны.

Александру было всего шестнадцать лет, когда Филипп, отправляясь в поход, поручил ему управление всей Македонией. Сын оправдал надежды отца: он справился с восстанием фракийских племен и основал в усмиренной стране несколько городов, которые он назвал Александрополями (городами Александра).

В битве при Херонее (338 г. до н.э.), в которой Филипп разгромил объединенные силы греков и покончил с независимостью греческих государств, 18-летний Александр командовал левым крылом македонской армии.

Царь радовался удачам сына и не чаял в нем души. Однако отношения между ними испортились, когда Филипп развелся с Олимпиадой и вступил в брак со знатной македонской девушкой Клеопатрой. Над будущим Александра сгустились тучи: ребенку от второго брака Филипп мог передать царскую власть, минуя старшего сына. Пытаясь упрочить свое будущее, Александр вступил в тайные переговоры с персами, собираясь жениться на дочери персидского наместника. Филипп, узнав об этом, выслал из Македонии всех друзей сына, принимавших участие в переговорах. Какая кара ожидала непослушного сына, неизвестно: Филипп был убит; убийцу, знатного македонянина, царские телохранители закололи.

Об этой темной истории ходило множество слухов, в частности, организаторами покушения на жизнь царя считали самого Александра и его мать, которые только таким способом могли вернуть себе былое значение в государстве. Александр расправился со всеми, кого подозревали в заговоре против Филиппа, однако не исключено, что он сделал это, пытаясь обеспечить молчание всех знавших о его собственном участии в убийстве. Сразу же после смерти Филиппа родившийся от его второго брака ребенок был убит, а Клеопатра удавилась. Александр остался единственным законным наследником Филиппа.

При вступлении на престол новому царю было всего двадцать лет. Его владениям грозила опасность: на севере восстали дикие фракийские племена, на юге покоренная Филиппом Греция намеревалась вернуть себе былую свободу. Александр с македонским войском устремился на север, где усмирил фракийцев и разгромил на берегах Истра (Дуная) помогавшие им независимые племена.

Вслед за тем царь, двигаясь стремительным маршем, достиг единственного прохода из Северной Греции в Среднюю - Фермопил раньше, чем объединенные силы греков успели занять этот удобный для обороны пункт. Ворвавшись в Среднюю Грецию, македоняне осадили мятежные Фивы. Несмотря на героическое сопротивление фиванцев, город был взят и разрушен. По свидетельству летописцев, было убито около шести тысяч фиванцев и тридцать тысяч обращено в рабство.

Греки, пораженные ужасом, смирились, и Александр начал готовиться к походу в Персию. Чтобы обезопасить Македонию на время своего отсутствия, он сменил гнев на милость и устроил торжественный прием для греческих государственных мужей, ученых, философов и деятелей искусства, а также объявил амнистию другому центру мятежников - Афинам.

К этому времени относится знаменитая встреча Александра Македонского и Диогена. Последний проповедовал свободу от общества и государства и на собственном примере доказывал правильность своего учения. Отказавшись от богатства, не имея своего угла, Диоген жил в бочке на рыночной площади города Крании (недалеко от Коринфа), одевался в рваный плащ и стоптанные сандалии, питался отбросами, которые подбирал на рынке. Когда Александр прибыл в Кранию, Диоген лежал в пыли посреди площади возле своей бочки и грелся на солнце. Александр приветствовал Диогена и спросил его, не нуждается ли он в чем-нибудь; все его желания будут немедленно исполнены. "У меня одно желание, - ответил мудрец, - чтобы ты отошел в сторону и не заслонял мне солнца". С этими словами Диоген повернулся к Александру спиной, подставляя солнцу другой бок. Царь сумел найти выход из нелепого положения, в которое попал. Он улыбнулся и сказал: "Если бы я не был Александром, я хотел бы быть Диогеном".

Убедившись, что греки примирились с владычеством Македонии, Александр собрал представителей всех греческих государств и добился их согласия на войну с персами. Царь готовился выступить с 30 тысячами пехотинцев и 5 тысячами всадников. Они были превосходно организованы и обучены и своими боевыми качествами намного превосходили войска персов. Весной 334 г. до н.э. Александр переправил свою армию через Геллеспонт.

Персы заняли удобную позицию на крутом берегу глубокой и быстрой реки Граник, через которую македоняне должны были переправиться, чтобы проникнуть в глубь страны. Во главе отборной конницы, составленной из македонских аристократов, царь начал переправу через Граник. Течение реки уносило людей и лошадей, град стрел сыпался на плывущих, однако бешеная атака увенчалась успехом: часть македонской конницы во главе с царем сумела выбраться на скользкий от ила противоположный берег. Вслед за конницей начала переправляться пехота. Под Александром убили коня (царь бился не на Буцефале), дротики застревали в его кольчуге, однако он по-прежнему вел в бой свою конницу. Упорство персов было сломлено...

В этом бою персы потеряли 20 тысяч пехоты и 2,5 тысячи всадников. Потери Александра составили будто бы всего тридцать четыре человека: македонский завоеватель имел обыкновение преувеличивать потери врага и преуменьшать свои.

Александр начал триумфальное продвижение вглубь Малой Азии. По преданию, в одном из городов Фригии царь увидел колесницу, дышло которой было закреплено сложнейшим узлом, затвердевшим от времени. Существовала легенда, что тот, кто сумеет распутать гордиев узел, станет владыкой мира и обретет бессмертие. Александр выхватил меч и разрубил веревки.

Между тем пришло известие, что персидский царь Дарий III с огромной армией выступил против македонян. Александр поспешил ему навстречу. Оба войска встретились недалеко от сирийского города Исса. Хотя персидская армия была более многочисленна, а конница на широкой равнине не имела себе равных, Дарий не сумел использовать это преимущество, - горы у Иссы подходят почти к самому морю, оставляя у берега лишь небольшую равнину. Александру, сражавшемуся по обыкновению в первых рядах, удалось обратить в бегство отряд телохранителей царя, состоявший из отборных воинов. Когда македоняне ринулись на персидского царя, тот в ужасе бежал с поля сражения. Персидская армия была разбита наголову. В руки победителей попали роскошная колесница персидского царя, его палатка, доспехи, масса драгоценной утвари и денег. Среди пленных находились мать, жена и две дочери Дария.

Вслед за тем войска Александра заняли Сирию, Финикию и Палестину. Большинство приморских городов покорилось македонянам без боя; даже цари острова Кипр явились к Александру с просьбой взять Кипр под свое покровительство.

В 332 г. до н.э. завоеватели подошли к богатому финикийскому городу Тиру, часть которого была расположена на острове. Его жители не пожелали сдаться. Осада продолжалась больше полугода, Тир удалось взять ценой огромных жертв. Захваченных в плен жителей продали в рабство, а часть предали мучительной казни - распяли на крестах.

В этом же году Александр двинулся в Египет. Египтяне радовались приходу македонян, видя в них избавителей от персидского ига. Заняв Египет, Александр решил основать новую гавань на побережье Средиземного моря. Царь сам начертил примерный план города, расположение главных улиц, рынков, храмов и приказал назвать город Александрией, чтобы имя его никогда не было забыто в Египте (331 г. до н. э.).

Вскоре после основания Александрии царь отправился в многодневный переход через безводные раскаленные пески к сердцу Ливийской пустыни. Здесь находился оазис, в котором, по преданию, пребывал сам бог солнца Аммон (в Греции его отождествляли с Зевсом). Жреца храма Аммона назвал Александра сыном Зевса-Аммона и предсказал, что он станет господином мира. С тех пор Александр стал охотно говорить о своем божественном происхождении и не удивлялся, когда его называли богом.

Весной 331 г. до н.э. Александр повел своих солдат в Месопотамию. Здесь он рассчитывал встретиться с армией персидского царя. Дарий III тщательно готовился к битве, он сам выбрал поле сражения - на восточном берегу реки Тигр, недалеко от развалин древней ассирийской столицы Ниневии, у селения Гавгамелы раскинулась равнина, на которой персы поджидали армию Александра.

Встреча произошла в последний день сентября 331 г. до н.э. Уже в начале сражения великолепная конница персов стала теснить левое крыло войска Александра и появилась в тылу, где находился македонский обоз. На просьбы о подкреплении полководец отвечал так: "Сейчас не время думать об обозе. Если мы погибнем, обоз нам уже не понадобится; если победим, тем более нечего бояться. Вместо своего обоза мы захватим неприятельский". Александр во главе отборной конницы ринулся в брешь, образовавшуюся в цепи персов, пытавшихся окружить его армию и с правого фланга. Как и при Иссе, отряд царя в бешеном натиске устремился на Дария, окруженного телохранителями. На глазах у растерявшегося персидского царя македоняне сталкивали их пиками с коней и добивали мечами. Свалка была такая, что Дарию не удалось даже повернуть колесницу, так как трупы лежали под самыми колесами. Смертельный ужас охватил Дария, и, вскочив на коня одного из своих телохранителей, персидский царь ускакал с поля сражения. Заметив исчезновение главнокомандующего, персы бежали.

Македонские войска заняли Вавилон, о сказочных богатствах которого столько писали греческие путешественники, затем Сузы - летнюю резиденцию персидских царей. В самом конце 331 г. до н.э. войско вошло в Персеполь - древнюю обитель персидских царей, в котором находились царский дворец и гробницы предшественников Дария. В подвалах этого дворца в течение столетий накапливались богатства, отбиравшиеся персами у покоренных народов. Теперь все эти сокровища достались Александру. Только чеканных монет Александр захватил несколько тысяч тонн. Чтобы вывезти остальные драгоценности, потребовалось десять тысяч пар мулов и пять тысяч верблюдов. Уходя из Персеполя, Александра совершил поступок, который бросил тень на его имя и славу победителя: сжег персепольский дворец.

Среди окружения Александра все громче раздавались голоса, призывавшие царя удовлетвориться захваченным и не стремиться к новым завоеваниям. Но, опьяненный успехами, Александр не склонен был прислушаться к голосу благоразумия. Завоевание Персии казалось ему только началом великого похода. Впереди мерещилось покорение всей Азии, всего мира.

Царь понимал, что для осуществления этих планов недостаточно войск, которые пришли из Македонии, и присоединившейся персидской армии. Поэтому он приказал набрать 30 тысяч персидских мальчиков, чтобы обучить их греческому языку и военным приемам македонян. Чтобы расположить к себе местное население, он женился на дочери знатного персидского вельможи красавице Роксане, отказался от македонской одежды и стал носить персидское платье. Все это вызывало раздражение македонских воинов. Начались заговоры и покушения на жизнь Александра. Царь, в свою очередь, начал расправляться с наиболее влиятельными македонскими полководцами, недовольными его политикой. Александр все более приобретал черты жестокого и деспотичного правителя.

Через четыре года после битвы при Гавгамелах Македонский предпринял поход в Индию. В июне 326 г. до н.э. состоялась битва при Гидаспе - одном из левых притоков Инда. Армия Александра впервые сразилась с войском, в котором были не только пехота и всадники, но и множество боевых колесниц и несколько сот слонов. Бой длился 8 часов. Индийцы потеряли несколько тысяч человек и почти всех своих предводителей, но и мужество македонян было подорвано.

Александр считал, что сразу за долинами Инда и его притоков должен находиться конец обитаемой земли. Теперь из расспросов индийцев стало ясно, что до "конца земли" еще очень далеко... Бессмысленность дальнейшего похода была ясна всем, и войско отказалось слушаться приказа. Царь понял, что ему придется уступить. Однако Александр не мог допустить, чтобы обратный путь выглядел отступлением. Было объявлено, что царь решил увидеть Океан и подчинить племена, жившие в устье Инда.

Было построено около двух тысяч лодок и плотов, на которые была посажена часть пехоты. Караван двинулся вниз по течению реки к Индийскому океану. Остальное войско сопровождало суда, двигаясь по обоим берегам реки. Около семи месяцев длилось плавание. На берегу океана войско разделилось. Большая часть армии во главе с самим царем двинулась на запад вдоль берега Индийского океана. Во время двухмесячного перехода по жаркой и безводной пустыне македонское войско испытало такие страшные лишения, что из огромной, более чем стотысячной армии, с которой Александр вторгся в долину Инда, осталось в живых меньше четвертой части. Опасные болезни, страшная жара и голод истребили больше солдат, чем самые кровопролитные сражения. В изношенной одежде, почти без оружия, потеряв всех лошадей и вьючный скот, македоняне достигли главного города персидской сатрапии Гедрозии (нынешнего Белуджистана). Александр дал войску отдых, а затем приказал идти через Персию к Вавилону. Царь стремился создать впечатление, что люди погибли не зря и индийский поход увенчался грандиозным успехом.

По приказу Александра возвращение армии приняло характер торжественного шествия. Войско шло медленно, делая частые остановки. Впереди на колеснице, запряженной восьмеркой лошадей, ехал сам царь, окруженный пышной свитой. За ним двигались бесчисленные колесницы, на которых ехали его друзья и военачальники. Дальше следовало остальное войско. Нигде не было видно ни щита, ни шлема, ни копья. Всю дорогу солдаты кружками, бокалами и кубками черпали вино из огромных глиняных сосудов и пили за успешное окончание похода. Одни продолжали идти вперед, другие, опьянев, падали наземь и оставались лежать, пока их не поднимали...

Долгое отсутствие Александра и неоднократно распространявшиеся слухи о его гибели привели к тому, что многие персидские вельможи и македонские военачальники изменили царю и стремились стать в своих владениях независимыми государями. Сразу же после возвращения из Индии Александр вынужден был снова выступить в поход против восставших племен и непокорных сатрапов. Многие знатные персы, греки и македоняне были казнены, возмутившиеся племена приведены к повиновению.

Александр подражал древним властителям. По обычаю персидских царей-завоевателей, возвратясь из индийского похода, он подарил каждой женщине по золотой монете. Он восстановил разрушенную македонянами гробницу основателя Персидского царства Кира. По обычаю персов, он взял себе вторую жену Статиру, дочь Дария III. Одновременно его ближайшие друзья и сподвижники, всего около 80 человек, женились на знатных персиянках. Десять тысяч простых воинов тоже праздновали в этот день свадьбы с местными женщинами. Всем этим воинам царь обещал заплатить их долги, как бы велики они ни были. По случаю свадьбы был устроен роскошный пир, и каждому гостю Александр подарил по золотой чаше.

Однако недовольство персов, греков и македонян продолжало расти. Понимая всю опасность своего положения, некогда бесстрашный завоеватель стал трусливым и суеверным. Его терзал страх. Он старался узнать свою судьбу и проникнуть в будущее. Царский дворец наполнили жрецы и гадатели, прорицатели и другие обманщики, пользующиеся душевной слабостью царя. Александр не доверял самым близким друзьям. Ему всюду мерещились заговоры и измена.

Царь считал, что только с помощью священного трепета, внушаемого своим подданным, он сможет сохранить власть. Александр задумывает грандиозные предприятия, чтобы поразить воображение покоренных народов и внушить им веру в свое всесилие. Он готовит большую морскую экспедицию вокруг Аравии и Африки, собирается строить дорогу через Сахару и прорыть вдоль неё колодцы, намеревается превратить гору Афон в гигантскую статую (само собой, Александра Великого). На ладони левой руки эта статуя должна держать целый город с десятитысячным населением, а из правой руки должен был вытекать горный поток, впадающий в море...

В разгар приготовлений к африканскому походу Александр внезапно захворал и, проболев всего несколько дней, скончался 13 июня 323 г. до н.э. - в Вавилоне, столице созданного им огромного греко-македонско-персидского государства. Завоеватель умер на тридцать третьем году жизни - по понятиям тех времен, глубоким стариком.

Александр не назначил наследника, жена его только ждала ребенка, сводный брат был слабоумным. Каждый из полководцев мечтал, выдвинув своего кандидата на престол, править от его имени. Еще не успели похоронить завоевателя, как ссоры у гроба перешли в вооруженные столкновения. Скоро эти столкновения переросли в войну, и огромная империя, созданная Александром, распалась.

surprised Полководец А. Македонский знал в лицо 30 000 солдат своего войска.

Сообщение отредактировал Antares - Среда, 10.09.2008, 18:03
 
ТарошаДата: Среда, 10.09.2008, 17:57 | Сообщение # 14
*Улыбка Будды*
Группа: .:Стражи:.
Сообщений: 784
Статус: Offline
Магия Александра Македонского
Принято считать, что отцом греческого царя Александра, известного под именем Македонский, был Филипп II по прозвищу Варвар. А между тем современники Александра имели на этот счет иную точку зрения. Да и сама мать великого полководца, Олимпиада, никогда не называла своего законного супруга Филиппа родителем Александра. Почтенная женщина говорила, что ее сын зачат от бога. И эти слова не являлись метафорой. Речь шла о возлюбленном Олимпиады, фараоне Нехтанебо II, который, как и всякий фараон, в Египте официально считался богом на земле.
Царь Филипп был хоть и храбр, но не очень привлекателен внешне: хромой, одноглазый, с диким, необузданным нравом, за что и получил прозвище Варвар. Кроме того, он почти все время проводил в военных походах. Неудивительно поэтому, что прекрасная женщина, пока ее воинственный супруг отсутствовал, завела себе «сердечного друга». Где и когда познакомились греческая царица и египетский правитель, история умалчивает, но одна из причин их сближения известна. И Нехтанебо, и Олимпиада являлись большими знатоками магии. Таким образом, кроме физического влечения, возникло и духовное родство.

Нехтанебо был известен как великий астролог и мудрец не только в своей стране. Говорили, что фараон умеет составлять гороскопы, предсказывать судьбу, а в военных битвах он непобедим. Время от времени Нехтанебо, переодевшись в платье египетского врача, приезжал в Пеллу, где и происходили их встречи с Олимпиадой. Однажды он составил гороскоп своей возлюбленной, в котором предсказал, что боги уготовили ей стать матерью великого человека. Накануне родов Нехтанебо вновь приехал в Пеллу и тайно прошел во дворец. Олимпиада очень нервничала, беременность проходила тяжело, да еще и супруг изводил ее своими подозрениями (Филипп сильно сомневался в своем отцовстве). Вскоре у царицы начались схватки, и на свет появился чудесный здоровый мальчик. Роды принимал сам Нехтанебо. Он поздравил царицу, но голос его был печален. Олимпиада спросила, почему возлюбленный не радуется рождению их сына, тем более если ему уготовано великое будущее? Фараон ответил, что мальчик родился чуть раньше предопределенного звездами часа и, значит, жизнь будет блистательна, но кратка.

Утро следующего дня тоже не принесло радости царице. Филипп наотрез отказался признавать ребенка своим сыном и наследником. Олимпиада рассказала об этой новой беде Нехтанебо, который еще не покинул город, и тот пообещал все уладить. Ночью македонскому царю приснился сон, в котором он увидел сокола, сказавшего ему: «Твой сын зачат от самого египетского бога Амона-Ра». Неизвестно, до конца ли поверил Филипп сну, но на всякий случай поспешил объявить Александра своим сыном. В последующие годы дружба и переписка между Олимпиадой и Нехтанебо продолжались, но навещать любимую часто не мог. Египет переживал тяжелые времена. Судьба словно испытывала владыку. Сначала было восстание, организованное родственником, претендующим на трон, потом набеги персов, предательство лучшего друга и военачальника, перешедшего на сторону врага. И все же, несмотря на сложную ситуацию, Египет процветал, а царь выходил из каждого сражения победителем.

Тайна феноменального успеха фараона заключалась в маленьком ларце, который хранился в секретной комнате. Когда ему или его стране грозила опасность, правитель удалялся в эту комнатку, открывал свой ларец и доставал оттуда несколько восковых кукол. Если угроза ожидалась с моря, фараон брал большую чашу, наполнял ее водой и опускал туда миниатюрные модели кораблей, на которых размещал своих восковых кукол. Далее царь произносил заклинание, и корабли с человечками сами собой начинали тонуть, а его армия наяву одерживала победу в морском сражении. Так было много раз.

Но вот однажды разведчики донесли, что персы готовят новую вылазку. Фараон рассмеялся и отправился в свою «лабораторию». Но с самого начала магическое действо не получалось, корабли и солдаты, олицетворяющие вражеский флот, не тонули, и вскоре правитель, при помощи карт и тайных знаков, прочитал, что в это раз персы должны завоевать Египет, и что это предпределено богами. Нехтанебо, покоряясь воле богов, печально склонил голову, потом незаметно вышел из тайной комнатки, пошел к себе, переоделся в простое платье и тихо покинул город. Он приехал в Пеллу к возлюбленной, матери своего сына. Александру в то время исполнилось 13 лет. Нехтанебо поселился при дворе, назвавшись египетским врачом, и очень скоро сдружился с Аристотелем. Аристотель преподавал юному Александру различные науки, а Нехтанебо обучал его магии.

Перед первым сражением фараон вручил сыну свой священный ларец и объяснил, как обращаться с его содержимым. Александра удивительно везло во всех битвах. Из всех боев, как когда-то егя истинный отец, он выходил победителем. Ларец молодой царь всегда возил с собой, не разрешая до него дотрагиваться даже самым близким друзьям.

Одной из первых его побед было освобождение Египта от владычества персов. Не все страны легко признавали грека, но египтяне сразу же приняли его как наследника египетских царей и объявили своим фараоном. История умалчивает о роли в этом событии Нехтанебо, но по той доброжелательности, с какой встретил юношу консервативный Египет, становится ясно что подлинное происхождение Александра было известно.

Александр ответил Египту взаимностью, навсегда подарив свое сердце этой древней стране. Совершая то, что предначертали боги, он покорил много стран и народов, но в 33 года жизнь великого полководца оборвалась. Умирая, он завещал похоронить себя в оазисе Амона, месте, где ему в самом начал царствования оракулы открыли его предназначение.

источник news.students.ru
 
Форум » ...Серые Врата... » .::Загадки человечества::. » Легендарные герои человечества
Страница 1 из 11
Поиск: